Зі спогадів Івана Цюпи

«Солнечным утром к Дому литераторов подъехало с десяток черных “Волг” – почти на каждого по машине. От Союза мы отправились к особому причалу на Днепре, где стояла яхта первого секретаря ЦК Компартии Украины… .»

Проанализируйте исторический источник и дайте ему оценку

Из воспоминаний Ивана Цюпы

«Солнечным утром к Дому литераторов подъехало с десяток черных “Волг” – почти на каждого по машине. От Союза мы отправились к особому причалу на Днепре, где стояла яхта первого секретаря ЦК Компартии Украины. Там нас радушно встретил секретарь ЦК по идеологическим вопросам Федор Данилович Овчаренко. Поручкался с каждым из нас – Гончаром, Бажаном, Козаченко, Новиченко, Башем, Збанацким, Зарудным, Воронько, Павличко, Коротичем, Смоличем, мной…

С палубы спускаемся в кают-компанию. А там, как в сказке, волшебный стол, заставленный бутылками с коньяками, водкой и винами самых разнообразных марок и закусками: кроме черной и

красной икры – осетрина и семга, сервелат и охотничьи сосиски, а еще свежие помидоры и огурчики. Была там даже мелитопольская черешня, доставленная специальным самолетом. Когда мы уселись за богатющим столом, Петр Ефимович произнес тост “за расцвет украинской литературы”. А дальше тихо-мирно трапезничали – никаких разговоров, ни на литературные, ни на политические темы. Казалось, что это просто развлекательная прогулка по Днепру, а дальше и по Киевскому морю… Думаю, что каждый из нас понимал – это пока что “пряник”. Надо ожидать кнута. На яхте, кроме нас, Шелеста и Овчаренко, – никого. Если, конечно, не принимать к сведению команды матросов, кажется, переодетых энкавэдистов… Подплываем к острову, на котором выстроились сказочные домики образцовой архитектуры, а неподалеку от них, очевидно, только что возведенная поветка, пол которой застлан душистым зельем, как бывало на Троицу. Опять садимся к столу. Опять тосты, взволнованные выступления. Но вот Петр Ефимович берет инициативу в свои руки и откровен-

но объясняет, ради чего нас сюда пригласили. – Невзирая на все известные успехи украинской советской литературы, есть в ней, к сожалению, и досадные недостатки. И неприятно то, что их допускает лидер Союза Олесь Гончар. Это явно проявилось в его “Соборе”…И дальше Шелест пересказывает содержание известной всем нам статьи Шамоты, содержание “шамотения” еще некоторых других критиков, сообщает о серьезном недовольстве Днепропетровского обкома партии, в первую очередь его секретаря Ватченко. (Мы же знаем, что Ватченко узнал себя в образе Лободы из “Собора”, он так же отдал своего старого отца в богадельню.) – Я считаю, – ведет дальше Петр Ефимович, – критика “Собора” правильна. И Гончар должен это признать и выразить свое отношение к критике. Антисоветчина ему не к лицу. Я бы так не написал, – вырывается из его уст. На это всегда сдержанный Олесь Гончар бросает остро:

– А я в этом и не сомневаюсь. У каждого свое умение. Лицо первого секретаря ЦК побагровело. Он едва сдерживает себя, чтобы не взорваться, но как-то приходит в себя и все же гнет свое:

– Что вы имели в виду под собором? Кое-кто утверждает, что имели в виду нашу Украину. Опустошенную, опутанную проволокой?! – Каждому дано толковать произведение, как ему заблагорассудится, – твердо отвечает Гончар. – Критика на то и критика, чтобы раскрывать внутреннее содержание произведения. Я же имел в виду собор конкретный: тот, который стоит запущенный в моей родной Козельщине, и тот, который разрушается в Новомосковске на Катеринославщине…

Шелест пытается говорить сдержаннее. Рассказывает о том, что, мол, ЦК партии в настоящее время берет курс на украинизацию, на ввод в школах, техникумах и вузах украинского языка, конечно, в рамках возможного…

Так от разговора о “Соборе” перешли к проблемам общенациональным. Заговорили о судьбе Украины, выступаем против русификации. Петр Ефимович хмурит брови. И вдруг бросает слово, которое попало мне прямо в сердце:

– Вот мы сейчас сидим с вами за одним столом, говорим о таких вещах, что когда бы это было в тридцать седьмом, то нас бы всех запроторили в тюрьму…»

Відповідь: 

Іван Цюпа — український журналіст і письменник — розпочав свою творчу діяльність у 1940-х роках.

У 1995 році вийшла нова книга письменника «В пазурах єжовщини», яку він, репресований та реабілітований, прис­вятив «світлій пам’яті незабутніх земляків моїх, розчавлених на жорнах тиранії, замучених голодомором, доведених до згуби по тюрмах і таборах, безневинно розстріляних».

У своїх спогадах І. Цюпа розповідає про епізод з життя двох ключових осіб радянської України 1960-х років; Олеся Гончара і Петра Шелеста.

Олесь Гончар — видатний письменник, авторитетний лі­тератор, «живий класик», твори якого входили до шкільної навчальної програми. З 1959 р. до 1971 р. О. Гончар — голо­ва правління Спілки письменників України, і за час його ке­рівництва нікого зі Спілки письменників не було виключено. Він не був дисидентом, однак його твори «Людина і зброя» (1960), «Тронка» (1963), «Собор» (1968) стали невід’ємною частиною літературного доробку «шістдесятників»,

Роман «Собор», про який ідеться у спогадах І. Цюпи, був не лише розгромлений офіційними критиками, а й вилу­чений з книгарень та бібліотек.

Петро Шелест з 1963 до 1972 р. був першим секретарем центрального комітету комуністичної партії України, тобто головною політичною фігурою УРСР. Час його перебування на посту першого секретаря став періодом найвищого підне­сення автономного курсу українського компартійного керів­ництва. П. Шелест намагався відстоювати економічні інте­реси України перед московським центром, виступав за на­дання Україні більших прав у внутрішній та зовнішній еко­номічній політиці. На фоні загальної політики русифікації вагомими були його виступи на захист прав української мови у шкільній освіті, друкуванні газет, журналів і книжок. Він захистив від звинувачення в націоналізмі окремих українсь­ких діячів культури, зокрема й О. Гончара.

Не випадково Іван Цюпа наводить слова П. Шелеста, звернені до українських письменників: «Ось ми зараз сидимо з вами за єдиним столом, говоримо про такі речі, що коли б це було у тридцять сьомому, то нас би усіх запроторили в тюрму…»

Зі спогадів І. Цюпи ми дізнаємося про окремі деталі по­буту вищої партійної номенклатури, а також бачимо особи О. Гончара і П. Шелеста не в офіційному, а у звичайному людському вимірі.

Запись опубликована в рубрике Завдання з розгорнутою відповіддю, Історія України 11 клас. Добавьте в закладки постоянную ссылку.