Народы Российской империи во второй половине XIX в

Народы Российской империи во второй половине XIX в.  Национальная политика самодержавия. 

По данным Всероссийской переписи 1897 г., население страны составляло 125 640 тыс. человек (без Финляндии, в которой в то время насчитывалось 2556 тыс. жителей). При этом на Европейскую Россию приходилось 102,9 млн. и на Азиатскую Россию — 22,7 млн. жителей.

Российская империя была многонациональной и многоконфессиональной державой. Ее исторической и этнической основой являлся русский народ. Россия, согласно «Основным законам империи», была православной монархией, в которой Русская православная церковь занимала ведущие позиции. Показательно, что в документе, удостоверяющем личность человека, указывалась не его национальность, а вероисповедание.

         Крупнейшими наряду с русскими этносами были во второй половине XIX в. украинцы, белорусы, поляки, татары, немцы, башкиры, финны, евреи и др.; миллионы последователей имели православие, ислам, католицизм, протестантизм, буддизм, иудаизм.

В Российской империи к 1917 году проживало свыше 100 народов, не считая небольших этнических групп. По данным переписи 1897 года (во время которой задавался вопрос не о национальности, а о родном языке) великороссы составляли 44,35 % населения (55,667 млн чел.), малороссы — 17,81 % населения (22,381 млн чел.), белорусы — 4,69 % (5,886 млн чел.). Все они официально считались «русскими», численность которых, таким образом, составляла 83,934 млн чел. или 66,81 %[10]. Вместе славяне (восточнославянские народы, а также поляки, болгары и другие) составляли порядка 75 % населения империи. Значительной национальной группой были евреи — 5,2 млн чел (4,1 %).

         Успешная национальная политика являлась непременным условием стабильности и единства страны.

Народы, населявшие Российскую империю, имели разный уровень культурного и экономического развития. Они по-разному относились к верховной государственной власти, и их представления о своем месте в общественно-политической жизни России часто были прямо противоположны. Стоит заметить, что некоторые народы (поляки) тяготились пребыванием в составе Российской империи и неоднократно поднимали национально-освободительные восстания.

Александр II (1855 — 1881 гг.) и Александр III (1881 — 1894 г.) проводили, в общем, единую политическую линию в национальном вопросе. Ее стержнем была унификация (добровольная или насильственная) национальных регионов. Реализовывалась данная политика обычно в форме русификации.

 Польша

Особенно четко это просматривается в отношении развитых народов западной окраины страны. После подавления восстания 1863 — 1864 гг. в Польше началась ускоренная насильственная русификация. Польская администрация была заменена на русскую, уволены все польские чиновники; делопроизводство, юриспруденция, преподавание в гимназиях и университете — все переведено на русский язык. Серьезным гонениям подверглось и католическое духовенство. Прошла секуляризация церковных земель, закрыто большинство монастырей и низложено несколько епископов. Униатские храмы передавались православной церкви, деятельность которой особо поощрялась. Главным носителем национально-освободительной идеи Александр II считал шляхту и поэтому в 1864 г. провел аграрную реформу, больно ударившую по ее экономическим интересам. Даже само слово «Польша» изымалось из оборота и заменялось нейтральным «Привислинский край». Важно заметить, что эти мероприятия находили поддержку и понимание в российском обществе. Популярный тогда журналист М.Н. Катков писал об отношениях России и Польши: «Оба государства никогда не были простыми соперниками, но были врагами, которые никогда не смогут существовать друг подле друга, врагами до самого конца».

 Финляндия

Стремясь не допустить дальнейшего обострения национальных проблем, правительство Александра II, подавляя польское восстание, провело ряд преобразований в Финляндии. В 1863 г. был созван финский сейм, не созывавшийся в течение многих лет. Сейм установил сроки последующих своих созывов. Ликвидировался церковный контроль над образованием. В учебных заведениях вводилось обучение на финском языке.

В 1860-1870-х гг. Финляндия получила свою денежную систему, имела свою таможню. Доходы ее не поступали в общеимперскую казну.

Из уроженцев Великого княжества Финляндского комплектовались финские стрелковые батальоны, находившиеся в подчинении местного генерал-губернатора.  Финляндия: проблема согласования имперского и местного законодательства.

Но в 1891 принят закон об урегулировании несоответствий имперского и местного законодательств российской стороной. Начинается русификация Финляндии: первый министр-секретарь нефинского происхождения – Плеве, русский язык в делопроизводстве. Финские стрелковые батальоны расформированы, распространение на Финляндию российского закона об общей воинской повинности. В ответ —  волна терроризма, убийство Бобрикова (1904) – генерал-губернатора Финляндии.

 Белоруссия. Украина

В отличие от Финляндии и Польши, где правительством допускались определенные национальные послабления, в Малороссии (Украине) и губерниях Северо-Западного края (Белоруссии) проводился более жесткий курс. Рассматривая украинцев и белорусов как часть русского народа, правительство не признавало их языка и культуры.

 В 1850-1860-х гг. среди белорусской интеллигенции укрепилось представление о белорусах как о самостоятельном народе. Начала издаваться литература на белорусском языке. Поскольку своих высших учебных заведений белорусы не имели, они обучались в Петербурге. Именно в столице империи возникла первая организация белорусской интеллигенции — «Го­мон».

Возникшие в ряде городов Малороссии культурно-просветительские организации — громады — были обвинены в сепаратистской деятельности. Издание громадами литературы на украинском языке, изучение украинской поэзии и фольклора было воспринято правительством Александра II как стремление к обособлению. В 1863 г. министр внутренних дел П.А. Валуев издал циркуляр  о приостановлении печатания на украинском языке («малороссийском наречии» по терминологии того времени) литературы религиозной, учебной и предназначенной для начального чтения. К пропуску цензурой разрешались «только такие произведения на этом языке, которые принадлежат к области изящной литературы». Поводом для издания циркуляра, который появился в разгар польского восстания 1863—1864 годов, согласно версии, изложенной в самом документе, послужили «обстоятельства сугубо политические» — попытка осуществления «сепаратистских замыслов» «под предлогом распространения грамотности и просвещения». «Высочайше одобренный» циркуляр выражал точку зрения российского правительства в отношении украинского языка. Опираясь на высказываемые в прессе (напр., в киевском «Вестнике Юго-Западной России») и Киевском цензурном комитете мнения об употреблении малороссийского наречия, Валуев писал, что «большинство малороссов сами весьма основательно доказывают, что никакого особенного малороссийского языка не было, нет и быть не может, и что наречие их, употребляемое простонародьем, есть тот же русский язык, испорченный влиянием на него Польши»  

В 1876 года в германском городе Бад-Эмс (нем. Bad Ems) был подписан Эмский указ Александра II. Направлен на ограничение использования и преподавания украинского языка (по терминологии того времени — «малорусского наречия») в Российской империи. Он был подписан по предложению начальника III отделения генерал-адъютанта А. Л. Потапова, получившего письмо от помощника попечителя Киевского учебного округа М. В. Юзефовича, в котором он обвинил украинских просветителей в том, что они хотят «вольной Украины в форме республики, с гетманом во главе».

Эмский указ дополнял основные положения Валуевского циркуляра 1863 года.

Если попытки интеллигенции сохранять и развивать национальную культуру не находили положительного отклика у правительства, то в социальных вопросах оно порой шло на уступки. Так, крестьяне нескольких губерний Литвы, Белоруссии и Правобережной Украины были переведены на обязательный выкуп, им возвратили отрезанные от их наделов земли, снизили на 20 % барщину и оброк.

  Евреи

          Ещё в XVIII в. для евреев была введена «черта оседлости» — области, где им разрешено проживать. В неё входили Польша, Литва, Белоруссия, Правобережная Украина, Бессарабия, Черниговская и Полтавская области.

Картинки по запросу черта оседлости евреев в царской россии

В 1860-х годах позитивные перемены произошли в отношении еврейского населения. Уходила в прошлое практика обращения евреев в православную веру как средство приобщения еврейского населения к государственной жизни. Новым веянием стало внедрение в еврейскую среду русского языка. В 1860-х гг. было разрешено проживать вне «черты оседлости» купцам первой гильдии, обладателям ученых званий. В Польше евреям разрешалось приобретать недвижимость. Как след­ствие, стала численно возрастать прослойка еврейских предпринимателей, а также представите­лей творческой интеллигенции. Однако национальной политике того периода были свойственны избирательность и противоречивость.

Так, в 1870-х гг. вновь последовал ряд ограничений евреев в правах: ограничивалось еврейс­кое представительство в городских думах; были закрыты созданные для евреев в 1844 г. государст­венные школы.

Евреев лишили права селиться вне городов и местечек даже в пределах «черты оседлости». Им запрещалось приобретать недвижимость в сельской местности. Для еврейских детей вводи­лись ограничения при поступлении в учебные заведения (число евреев в них не должно было превышать установленную норму). Существовали ограничения для занятия некоторыми видами профессиональной деятельности. Однако эти притеснения распространились лишь на тех евреев, кто не перешел в православную веру.

Ряд монархических изданий вели пропаганду враждебного отношения к евреям, влияя на правительственную политику.

Начало 80-х: еврейские погромы на юге России – ожесточение политики в отношении выбора евреями места проживания.

1882 – восстановление черты оседлости, евреям-ремесленникам и купцам 1-ой гильдии запрещено поселяться в Москве, процентная норма для поступления в институты.

В 1887 г. для евреев была определена норма при приеме в высшие учебные заведения – 3% в столицах, 5% — вне черты оседлости.

В поисках лучшей жизни евреи устремились в страны Западной Европы и в Америку. Власти легко отпускали их, с условием – назад не возвращаться.

 В Средней Азии на русском языке велось лишь официальное делопроизводство, во всем остальном местное население придерживалось национальных традиций, обрядов, верований, языка.

Либеральной в целом была национальная политика в Прибалтике.

На смену насильственной христианизации народов Поволжья, Закавказья, Алтая, Якутии и др., проводившейся в 30-егг. XIX в., в 60—70-е гг. пришла относительно гибкая политика: приобщая эти народы к русской культуре, центральная власть вместе с тем вносила существенную лепту в формирование национальной интеллигенции, развитие письменности и языка, создание системы образования.

 Впрочем, национальная политика Александра III в целом была нацелена на принудительную русификацию национальных окраин (исключением была недавно присоединенная Средняя Азия).

России в XIX в. приходилось решать сложные национальные проблемы, преодолевать острые противоречия между центром и окраинами, народами, ее населявшими. Но в целом страна жила в условиях межнационального мира.

Запись опубликована в рубрике Россия в XIX веке (1801–1890 гг.). Добавьте в закладки постоянную ссылку.