1942 г.: Крымская операция

18 октября 1941 года 11-я армия вермахта под командованием Э. фон Манштейна начала операцию по захвату Крыма. К 16 ноября весь полуостров, кроме Севастополя, был оккупирован.

В декабре 1941—январе 1942 года в результате Керченско-Феодосийской десантной операции советские войска вернули Керченский полуостров и продвинулись за 8 дней на 100—110 км. Однако уже 18 января немецкие войска вернули Феодосию.

В феврале—апреле 1942 года советские войска трижды предпринимали попытки переломить ход событий в Крыму, но в итоге только понесли большие потери (за период с 14 января по 12 апреля 1942 года потери Крымского фронта составили более 110 тыс. человек, в том числе более 43 тыс. безвозвратно).

Директивой ОКВ  № 41 от 5 апреля 1942 года немецкой 11-й армии ставилась задача очистить от противника Керченский полуостров и овладеть Севастополем.

Похожее изображение

Эрих фон Манштейн

Э. Манштейн вспоминал после войны: «… штаб 11-й армии разработал план операции «Охота на дроф». Замысел заключался в том, чтобы нанести решающий удар не непосредственно по выдающейся вперёд дуге фронта противника, а на южном участке, вдоль побережья Чёрного моря, то есть в том месте, где противник, по-видимому, меньше всего его ожидал»

Командующий 11-й немецкой армией генерал-полковник Э. Манштейн, получив задачу очистить Керченский полуостров, оставил для блокады Севастополя пять дивизий, а основные силы в составе шести пехотных, одной танковой и одной кавалерийской дивизий сосредоточил перед Ак-Монайским перешейком против 21 советских дивизий. С воздуха эта группировка поддерживалась 8-м отдельным авиакорпусом и силами 4-го воздушного флота. По количеству людей, артиллерии и танков 11-я армия уступала Крымскому фронту соответственно в 2, 1,8 и 1,2 раза. Зато по авиации немцы имели превосходство в 1,7 раза .

К этому моменту командующим Крымским фронтом был генерал-лейтенант Д.Т. Козлов, членами военного совета — дивизионный комиссар Ф.А. Шаманин . начальником штаба — генерал-майор П.П. Вечный. Фактически же командовал фронтом представитель Ставки ВГК Л.3. Мехлис.

Картинки по запросу козлов и мехлис      Картинки по запросу мехлис

Д. Т. Козлов                  Л. З. Мехлис

В целом Крымский фронт к ведению оборонительной операции оказался неподготовленным. Тыловые оборонительные рубежи его — Турецкий вал и Керченские обводы — существовали лишь на оперативных картах. Противодесантная оборона побережья не была организована. Маскировка войск и командно-наблюдательных пунктов практически отсутствовала. Но главное, перейдя к обороне, фронт продолжал сохранять наступательную группировку. В его первом эшелоне находилось 15 стрелковых дивизий, в резерве — 6,5 расчетных (принимая две бригады за одну дивизию), из которых 4 дивизии располагались в 3—20 км от переднего края и только 2 — в 60—80 км от него. Следовательно, 19 дивизий из 21,5 находились вблизи линии фронта. Несмотря на протесты со стороны командующего Козлова, Мехлис запретил выкапывать окопы, и сделано это было для того, чтобы «не подрывать наступательный дух солдат». Он также заявил, что «каждый, кто предпочтет удобную позицию в 100 метрах от врага неудобной позиции в 30 метрах от врага», будет считаться паникером. И все это происходило в голой, частично болотистой степи, почти совершенно лишенной деревьев. Идти на острый конфликт с личным представителем Сталина и Ставки Козлов, разумеется, боялся.

Мнение К. Симонова, посетившего Крымский фронт за 2 месяца до трагедии:

Похожее изображение

«Катастрофа произошла через два месяца после того, как я уехал отсюда, из Керчи после неё, задним числом, мне можно и не поверить, но тогда, когда я возвращался из армии сначала в Керчь, а потом в Москву после зрелища бездарно и бессмысленно напиханных вплотную к передовой войск и после связанной со всем этим бестолковщины, которую я видел во время нашего неудачного наступления, у меня возникло тяжелое предчувствие, что здесь может случиться что-то очень плохое.

Войск было повсюду вблизи передовой так много, что само их количество как-то ослабляло чувство бдительности. Никто не укреплялся, никто не рыл окопов. Не только на передовой, на линии фронта, но и в тылу ничего не предпринималось на случай возможных активных действий противника.

Здесь, на Крымском фронте, тогда, в феврале, был в ходу лозунг: „Всех вперед, вперед и вперед!“ Могло показаться, что доблесть заключается только в том, чтобы все толпились как можно ближе к фронту, к передовой, чтобы, не дай бог, какие-нибудь части не оказались в тылу, чтобы, не дай бог, кто-нибудь не оказался вне пределов артиллерийского обстрела противника… Какая-то непонятная и страшная мания, с которой мне не приходилось сталкиваться ни до, ни после…..»

8 мая на рассвете проведением артиллерийской и авиационной подготовки противник начал операцию. Решительным ударом была прорвана оборона, высажены морской и воздушный десанты в тылу советских войск. Управление частями командование Крымским фронтом потеряло, дезорганизованные войска сдавались в плен, бежали в сторону Керчи. Таким образом, Крымский фронт потерпел жестокое поражение. Разгром его войск осложнил обстановку на юге. С 8 мая фронт потерял свыше 150 тыс. человек, 4646 орудий и минометов, 496 танков, 417 самолетов, 10,4 тыс. автомашин, 860 тракторов и т. д. На Таманский полуостров удалось эвакуировать около 140 тыс. человек, 157 самолетов, 22 орудия и 29 “катюш”. Германские источники утверждают, что в ходе операции немцы захватили 170 тыс. военнопленных, 258 танков, 1100 орудий, потеряв при этом убитыми всего 7588 солдат и офицеров. Захваченное вооружение и боевую технику впоследствии противник частично использовал против защитников Севастополя. В июле Севастополь был сдан врагу и весь Крым оказался под оккупацией.

Похожее изображение    Картинки по запросу "охота на дроф" операция

Картинки по запросу "охота на дроф" операция   Похожее изображение

Несмотря на численное превосходство советских войск в районе Керчи, из-за неумелого командования они потерпели тяжёлое поражение. В результате положение на южном фланге советско-германского фронта значительно усложнилось. Противник стал угрожать вторжением на Северный Кавказ через Керченский проливы Таманский полуостров.

Вскоре после эвакуации с Керченского полуострова пал Севастополь

Немецкое командование могло теперь использовать высвободившиеся силы немецкой 11-й армии на любом участке советско-германского фронта.

За успехи 1 июля 1942 года Э. фон Манштейн получил звание генерал-фельдмаршала.

Маршал Василевский: «Основная причина провала Керченской операции заключается в том, что командование, фронта — Козлов, … представитель Ставки Мехлис, командующие армиями фронта, … обнаружили полное непонимание природы современной войны…»

Похожее изображение

 

 

Запись опубликована в рубрике Вторая мировая война. Добавьте в закладки постоянную ссылку.